Герб Владимирской области
Уполномоченный по защите прав предпринимателей во Владимирской области
Третьяков Дмитрий Николаевич
Адрес
г. Владимир, ул. Луначарского, 3, офис 119
Адрес
+7 (4922) 52-40-29
Адрес
mail@rup33.ru
Адрес
rup33 Отправить жалобу Написать обращение

XIII Всероссийская конференция уполномоченных по защите прав предпринимателей

23-24 апреля 2019 года Уполномоченный по защите прав предпринимателей во Владимирской области Третьяков Д.Н. участвовал в XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей в г. Москва.

Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов и Руководитель компании «Российский экологический оператор» Денис Буцаев договорились о привлечении в качестве третейского арбитра региональных уполномоченных по защите прав предпринимателей при рассмотрении вопросов об установлении «мусорных» тарифов и нормативов для предприятий.

 Сегодня проблемы реализации реформы обращения с отходами вызывают острую реакцию у населения и предпринимателей. Представители регионов отмечают, что в ходе реализации реформы многие решения, принимаемые на местном уровне, практически повсеместно ухудшают условия работы бизнеса, а порою ведут к его полной ликвидации.

 Региональные власти, в целом, стараясь сдерживать рост тарифной нагрузки на население, зачастую используют совершенно произвольный подход к установлению тарифов и нормативов формирования отходов для предприятий. Это приводит к реальному повышению «мусорных» платежей для бизнеса в несколько раз.

 Резкую критику вызывает и работа единых региональных операторов по обращению с отходами. По мнению представителей регионов, взаимоотношения предпринимателей с этими операторами находятся в «серой зоне регулирования». Зачастую это аффилированные с местными властями компании, которые используя пробелы в регулировании, действуют в одностороннем порядке, фактически навязывая предпринимателям невыгодные договорные условия. Более того, получая статус единого регионального оператора, такие компании, получая фактически неконкурентный статус, начинают активно вытеснять или скупать малые предприятия уже работающие в сфере вывоза и утилизации отходов.

По его словам, Дениса Буцаева, федеральный оператор еще только делает первые шаги в своей работе и многие вопросы, связанные с определением тарифов и нормативов, с созданием и деятельностью компаний – региональных операторов – приходится решать в «ручном режиме». Вместе с тем, все понимают, что переход от «ручного режима» к системным решениям уже назрел.

Участники заседания договорились совместными усилиями обеспечить сбор и анализ объективной информации о фактических ставках «мусорных» тарифов и нормативов для предприятий в регионах, а также сформировать пакет предложений по корректировке существующей нормативной базы на основании полученной информации.

 Подводя итоги дискуссии, участники отметили, что на самом первом этапе формирования в России системы «зеленой экономики» – активное и конструктивное взаимодействие федерального оператора с предпринимательским сообществом – является крайне важным для достижения действительно эффективных результатов реформы и участие в этом процессе института уполномоченных хорошим рабочим механизмом для решения многих уже назревших конфликтных вопросов.

Участники Всероссийской конференция уполномоченных по защите прав предпринимателей обсудили предложения по созданию новой правовой базы для работы объектов нестационарной и развозной торговли.

 Модератор дискуссии, Руководить Экспертного центра при Уполномоченном при Президенте России по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович, отметила, что малые формы торговли сегодня остаются главным поставщиком доступных отечественных товаров для жителей многих регионов страны и малых населенных пунктов.

 Попытки регулирования этой сферы предпринимались много раз и далеко не всегда приводили к эффективным решениям, а порой заканчивались просто уничтожением малых форм торговли на определенных территориях.

 Сейчас пресловутая «проблема ларьков» наиболее полным образом урегулирована в рамках правительственного проекта новой редакции закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

 Об истории создания и особенностях этого законопроекта рассказал Директор Департамента развития внутренней торговли, системы цифровой маркировки товаров и легализации оборота продукции Минпромторга России Никита Кузнецов. Он отметил что, несмотря на длительные сроки подготовки, законопроект отчасти носит компромиссный характер и уже сейчас требует определенной консолидации предложений и поправок, которые необходимо внести при подготовке законопроекта ко второму чтению в Государственной Думе.

 Аппаратом Уполномоченного уже подготовлен свод подобных поправок в отношении работы объектов нестационарной и развозной торговли. Эти поправки в частности предусматривают: корректировку пункта об однократном продлении договора на торговое место, закрепление исчерпывающего перечня оснований для отказа в размещении торговых объектов, исключение запрета на переуступку прав и сдачу в субаренду торговых точек, компенсацию убытков при досрочном расторжении договора и ряд других положений.

 Принято решение, окончательно доработать эти предложения с заинтересованными сторонами до средины мая и оформить его в виде пакета поправок к законопроекту.

В очередной ежегодный доклад Бориса Титова Президенту Российской Федерации включен новый раздел – индекс «Административное давление». Об этом 24 апреля в ходе XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей сообщила руководитель Экспертного центра при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович.

 Основная часть доклада в этом году переформатирована и получила название «Реестр системных проблем российского бизнеса». Проблем насчитывается 296, они относятся к 32 сферам регулирования. Специфика реестра заключается в том, что в него включены проблемы, не только выявленные за последний год, но и оставшиеся нерешенными с момента публикации предыдущих докладов Титова. К числу последних относится более половины, некоторые проблемы «висят» с 2015 года. «Надеемся, что в этом году удастся продвинуться, потому что государством создано огромное количество инструментов, – отметила Анастасия Алехнович. – Это и «Трансформация делового климата» Минэка, и Госсовет, всевозможные рабочие группы, комиссии и так далее».

 В доклад включен статопрос о состоянии административной среды в России, проведенный социологической службой ФСО по заказу института Уполномоченного. «Вести с полей таковы, что у респондентов нарастает некоторое раздражение, – подчеркнула Алехнович. – Мол, зачем вы нас снова спрашиваете, все проблемы и так ясны, давайте их, наконец, решать».

 Индекс «Административное давление» – собственная разработка института Уполномоченного. Он показывает степень комфорта ведения бизнеса в различных субъектах Федерации. В его основу легло изучение практики работы нескольких контрольных ведомств (Роспотребнадзор, Ростехнадзор, Россельхознадзор, Росприроднадзор, МЧС, жилищные инспекции), на которые приходится более 90% контрольных и надзорных мероприятий на территории России. Данные взяты из статистики Минэкономразвития, Росстата, Судебного департамента Верховного суда РФ и дополнены сведениями, поступившими от региональных уполномоченных.

 В индекс включены четыре показателя:

 1) Снижение репрессивности контрольно-надзорной деятельности (в числовом выражении это доля предупреждений от общего числа наказаний);

 2) Эффективность внедрения риск-ориентированного подхода (доля предпринимателей, подвергнутых контролю и надзору – в процентах от общего числа подконтрольных);

 3) Обход проверок (доля штрафов, назначенных без проведения проверок в рамках административных расследований, рейдов, контрольных закупок в процентах от обшего числа штрафов, наложенных ФОИВ);

 4) Фискальная ориентированность контрольно-надзорной деятельности- (объем наложенных штрафов).

 Обработка данных по всем 85 регионам еще не завершена, однако лучшая десятка рейтинга выглядит следующим образом: Удмуртская Республика, Республика Марий Эл, Республика Хакасия, Республика Коми, Московская область, Москва, Псковская область, Ивановская область, Новгородская область, ХМАО.

 Профиль каждого из регионов, в числе прочего, демонстрирует отклонения показателей каждого контрольного ведомства от среднероссийских.

 «Мы попытались представить статистику, которая обычно скрыта от посторонних глаз, – отметил Борис Титов. – Такое сопоставление должно наталкивать на размышления о том, почему в разных регионах контрольные ведомства ведут себя настолько по-разному».

 «Мне кажется, это исследование надо обязательно разослать и во все проверяющие органы – посмотреть на себя, и губернаторам, – заявил президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин. – Что касается механизма «регуляторной гильотины». то у уполномоченных в центре и на местах накоплен такой багаж, что его обязательно надо задействовать, когда начнется отработка требований с каждым контрольным ведомством».

 В свою очередь, начальник управления по надзору за соблюдением прав предпринимателей Генеральной Прокуратуры РФ Алексей Пухов был краток и пообещал подготовить поручения для прокуроров тех субъектов РФ, которые займут в индексе последние места – «обратить внимание на деятельность контрольных ведомств в своих регионах».

В очередной ежегодный доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей войдут предложения по изменению закона об оперативно-розыскной деятельности. Об этом 23 апреля в рамках XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей заявил общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в местах предварительного заключения Александр Хуруджи.

 В конце декабря 2018 года в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации были внесены изменения, ограничивающие возможность необоснованного применения при проведении следственных действий мер, которые могут привести к приостановлению законной деятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

 Однако проблемы с изъятием оригиналов документов, электронных носителей информации и предметов остаются, констатировал Хуруджи. В частности, сроки возврата изъятого в рамках оперативно-розыскных мероприятий не определены. Место и объект проведения гласного оперативно-розыскного мероприятия «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» нередко определяются неконкретно. В частности, мероприятия проводятся в офисных центрах, в отношении всех арендаторов, в том числе нередко и тех, кто вовсе не имеет отношения к проверке. Под видом осмотра места происшествия по экономическим преступлениям производится обыск, в ходе которого изымается вся документация.

 Для решения этих проблем предлагается:

 Внести изменения в Федеральный закон №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»:

      – предусмотреть, что обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств должно согласовываться с органами прокуратуры. В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации, допускается проведение мероприятия с обязательным уведомлением прокуратуры в течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия;

 – предусмотреть, что оригиналы документов, а также электронные носители информации при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий изымаются только в исключительных случаях, в том случае если заверенные копии не могут обеспечить решение задач оперативно-розыскной деятельности. Также в исключительных случаях изымаются предметы, используемые в предпринимательской деятельности.

 Предложить Верховному Суду Российской Федерации проанализировать правоприменительную практику и дать разъяснения по вопросам соотнесения терминов «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», «осмотр места происшествия» и «обыск», а также трактовки понятия «место происшествия», в том числе с учетом специфики преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

С 2010 года число проверок бизнеса существенно снизилось, однако их заменили административные расследования, не учтенные в Едином реестре проверок. А после окончания действия надзорных каникул количество проверок снова пошло вверх, несмотря на внедрение риск-ориентированного подхода в деятельности контрольных ведомств. Об этом 23 апреля в рамках XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей сообщила руководитель Экспертного центра при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович.

 Статистика Минэкономразвития показывает, что с 2010 года число проверок на федеральном уровне существенно снизилось, сказала Алехнович. Количество плановых проверок уменьшилось в 4 раза (с 1,35 млн до 302 тысяч); внеплановых проверок – в 2 раза (с 1,1 млн до 676 тысяч).

 Общее число плановых и внеплановых проверок на всех уровнях власти с 2012 года так же снизилось на 41%, однако снижение числа внеплановых проверок на федеральным уровне оказалось компенсировано установлением лицензионного контроля за деятельностью по управлению многоквартирными домами.

 Тем не менее, по мере снижения числа проверок число дел об административных правонарушениях почти не сокращается. По ряду ведомств доля дел об административных правонарушениях без проведения плановых и внеплановых проверок продолжает расти или сохраняется на прежнем уровне.

 При этом из данных государственной статистики не видны реальные результаты, отметила Анастасия Алехнович. Большинство ведомств не раскрывают информацию о числе мониторингов, рейдов, административных расследованиях, делах, возбужденных «по КоАП» без проведения проверок.

 Доля дел «по КоАП» без проведения проверок по ведомствам:

  Роспотребнадзор – до 25% дел против бизнеса и порядка 20% штрафов;

  Росприроднадзор – более 60% дел об административных правонарушениях и более 50% от общей суммы штрафов (в 2016 году было порядка 50%);

  Россельхознадзор – до 50% дел и более 25% штрафов,

  ФАС России – до 70% дел и 97% суммы наложенных штрафов.

 Кроме того, риск-ориентированный подход в том виде, в котором он внедрялся, не привел к снижению числа плановых проверок, отметила Анастасия Алехнович. Эффект в основном был достигнут за счет «надзорных каникул» и позиции Генеральной прокуратуры, во многих случаях отказывавшей в проведении проверок.

Ответственность чиновников контрольных органов за нарушения при проведении проверок не пропорциональна негативным последствиям для бизнеса, вызванным этими нарушениями. Об этом 23 апреля в рамках XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей заявила руководитель Экспертного центра при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович.

 По данным Судебного департамента Верховного суда Российской Федерации, в 2018 году чиновники получили 2044 предупреждения за нарушения при проведении контрольно-надзорных мероприятий. Еще в 306 случаях на них были наложены штрафы в размере до 5 тыс. рублей. Таким образом, 87% нарушений должностных лиц при проведении проверок завершаются предупреждением. Отдельно стоит отметить, что после «снижения» ответственности за незаполнение Единого реестра проверок должностными лицами (26.07.2017 N 206-ФЗ заменил ответственность по статье 13.27 КоАП РФ на ч.3 ст. 19.6.1. КоАП РФ), заполняемость ЕРП снизилась.

В ежегодный доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова в этом году внесены предложения по мерам реабилитации осужденных бизнесменов. Об этом в рамках XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей сообщил общественный омбудсмен по защите прав осужденных предпринимателей, находящихся в местах лишения свободы, Юрий Осипенко.

 В частности, предлагается увеличить максимальный срок приостановки деятельности компании без ликвидации по мотивированному заявлению (сейчас он составляет один год) – при отсутствии какой-либо прибыли в указанный период и регулярном предоставления нулевой отчетности либо ее отсутствии,

 «Невозможность управлять бизнесом после ареста предпринимателя приводит к остановке деятельности компании и образованию ее задолженности перед бюджетом, – объяснил Юрий Осипенко. – Дальше компания принудительно ликвидируется органами ФНС, в том числе и с долгами перед бюджетом. А это уже означает дисквалификацию осужденного предпринимателя, как руководителя. На основании сведений о непогашенной судимости ФНС ему отказывает в регистрации нового юридического лица. Предпринимателю, лишенному возможности вести легальный бизнес, остается только погрузиться в криминальную среду и в теневую экономику. Такой вот парадокс: сварщик, например, после выхода на свободу может возобновить свою профессиональную деятельность, а предприниматель – нет».

 Кроме этого, в докладе Уполномоченного предлагается во взаимодействии с ФСИН России проработать возможность создания бизнес-инкубаторов, которые:

        – по поручению заключенного предпринимателя смогут осуществлять действия по ликвидации предприятия или его финансовому оздоровлению;

        – окажут содействие в запуске и сопровождении проектов предпринимателей, отбывших наказание, в том числе с задействованием производственных площадок ФСИН России.

 «Большинство предпринимателей – пассионарии, созидатели, – подчеркнул Юрий Осипенко. – Многие из них не просто готовы работать, это для них процесс самореализации, спасающий их от деградации. И у них есть опыт, которого не хватает самой Федеральной службе исполнения наказаний. ФСИН, располагая по всей России 760 производственными площадками с дешевой рабочей силой и дешевой инфраструктурой, использует их возможности всего процентов на 5-8.

 Можно было бы привлекать заключенных предпринимателей к управлению производственными участками внутри промышленных зон. Получив специфический опыт управления такими участками, они могли бы продолжить работу с ФСИН на этих территориях, размещая там заказы. Вот она – та самая «экономика простых вещей», о восстановлении которой мы заботимся».

 Юрий Осипенко – основатель производственной компании «Церс». Был арестован в 2010 году, провел в СИЗО до вынесения приговора семь с половиной лет, больше, чем кто-либо в России. После освобождения в 2018 году стал общественным омбудсменом в составе института Уполномоченного при Президенте РФ и заявил прессе о том, что ставит целью создание «социальной корпорации, которая поможет людям, которые окажутся в его ситуации».

В очередной ежегодный доклад Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей войдут предложения по упорядочению процедуры признания или непризнания предпринимательского статуса у обвиняемых по «экономическим» статьям. Об этом 23 апреля в рамках XIII Всероссийской конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей заявил общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в местах предварительного заключения Александр Хуруджи.

 В 2018 году почти 50% обращений к Уполномоченному, касающихся уголовного преследования, были связаны со статьей 159 УК РФ (мошенничество). Лишь незначительная часть заявителей по этой статье была признана судами совершившими деяния в сфере предпринимательской деятельности, при том, что экспертиза Уполномоченного усмотрела признаки предпринимательской деятельности в 75% обращений.

 «Суды, как правило, просто соглашаются со следствием, ограничиваясь стандартной формулировкой о том, что понятие предпринимательской деятельности определено ст. 2 ГК РФ, а инкриминируемое деяние с ней не совпадает.

 Отдельно Хуруджи выделил проблему непризнания предпринимательского статуса у обвиняемых, дела которых связаны с исполнением государственных контрактов. Несмотря на то, что Конституционный Суд РФ в Постановлении от 11.12.2014 №32-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 159.4 УК РФ в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа» указал, что предметом хищения чужого имущества применительно к ст. 159.4 УК РФ могут быть как денежные средства граждан, так и бюджетные средства.

 «Суды часто принимают без доказательств утверждения следствия о возможности обвиняемых скрыться от следствия и суда, оказать давление на участников судопроизводства, – продолжил общественный омбудсмен. – Более того, порой даже выезд с постоянного места проживания лиц, которые не находятся под мерой пресечения, истолковывается следствием как попытка скрыться, и они объявляются в розыск. Затем, соответственно, суд избирает для них меру пресечения в виде заключения в СИЗО».

 Лишь в единичных случаях суды выносят частные постановления о неэффективной организации расследования, в том числе затягивании следственных действий, заключил Хуруджи.

 Для решения названных проблем в докладе Уполномоченного предлагается:

 Обязать суды при выборе меры пресечения:

 – в случаях, когда обвинение относится к статьям 159 части 1-4, 159.1 – 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 УК РФ, указывать конкретные основания, по которым деяние, с их точки зрения, не относится к преступлениям в сфере предпринимательской деятельности;

 – рассматривать возможность применения мер, не связанных с лишением свободы, в частности, залога или запрета определенных действий. А в случае неприменения – подробно его аргументировать.

 Предоставить прокуратуре право согласовывать ходатайства следствия о заключении под стражу или домашний арест, а также о продлении срока содержания под стражей.

 Разграничить в правоприменительной практике понятия «объявление в розыск» и «скрывается от следствия», обязать суды при рассмотрении вопроса не удовлетворяться ссылкой на объявление в розыск, а исследовать доказательства того, что лицо скрывалось.

 Внести в УПК РФ:

 – требования к обоснованию ходатайств о заключении под стражу и продлении сроков содержания под стражей, обозначенные в разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу.

 – нормы, определяющие основания оставления подсудимых под стражей, а также устанавливающие максимальные сроки нахождения под стражей в период судебного производства.

 – изменения в статью 109, согласно которым рассмотрение вопроса о продлении срока содержания под стражей до 6 месяцев (часть 2 статьи 109 УПК РФ) должно относиться к компетенции коллегии из трех судей районного суда или военного суда соответствующего уровня, свыше 6 до 12 месяцев – Верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, свыше 12 месяцев – Верховного суда Российской Федерации.

Дата публикации: 25.04.2019 г.

Свежие новости: