Герб Владимирской области
Уполномоченный по защите прав предпринимателей во Владимирской области
Матюшкина Алла Валерьевна
Адрес
г.Владимир, ул.Луначарского, 3, оф. 117, 118, 119
Телефон
+7 (4922) 52-40-29
Почта
mail@rup33.ru
Скайп
rup33
Telegram
businessivlast Отправить жалобу Написать обращение

Курс разрешения бизнес-споров предлагают включить в школьную программу

Начало мероприятия: 15 Jul. 2022 г. 13:42

Материалы
Запись завершена

Выступая на совещании в обладминистрации на площадке центра «Мой бизнес», посвящённом мерах поддержки хозяйствующих субъектов на фоне санкций, Неплох заявила, что такая мера поможет донести до широких масс сведения о существовании медиации как таковой, что поможет бизнесу сократить издержки при разрешении споров, которые пока чаще всего регулируются в судебном порядке, что может занимать несколько лет. Профессиональные же медиаторы путём организации переговоров между конфликтующими сторонами могут привести их к соглашению за несколько часов.

Светлана Неплох пояснила, что в её практике в половине случаев прошедшие процедуру медиации бизнесмены говорят приблизительно так: «Где же вы были раньше? Почему вы об этом не рассказывали? Мы два года судились. Время, деньги, нервы, все потрачено, отношения разрушены. Почему вы об этом не рассказываете?»

Федеральному закону о медиации более 10 лет, но он не даёт ответ на целый ряд вопросов. В частности, не ясно:

Участники совещания попросили депутата Госдумы Алексея Говырина (фракция «Единая Россия») проработать с коллегами вопрос о внесении комплексных изменений в целый ряд федеральных законов, в том числе в Налоговый кодекс, чтобы упорядочить вопросы медиации. Говырин с этим согласился, сказав, что «надо прямо сейчас брать, глубоко копать и вносить эти инициативы».

Расшифровка дискуссии по проблемам медиации.

Алла Матюшкина, Уполномоченный по защите прав предпринимателей во Владимирской области:

- Одна из мер, которые направлены на создание новых условий [для ведения бизнеса в России на фоне санкций], которую мы хотели бы рассмотреть, это медиация.

Много мы говорили по данному вопросу, и [соответствующему] закону уже 10 лет, но, к сожалению, механизмы [медиации] остаются до конца невостребованными. Вместе с тем мы видим постоянно рост государственной пошлины, когда предприниматели обращаются в суд. Профессиональные юристы знают, что в среднем это занимает где-то два года до вступления решения в законную силу. Вместе с тем, вопросы по медиативным делам, которые рассматриваются и разрешение предпринимателями спора, иногда занимают несколько часов, когда стороны приходят к соглашению, так как бизнес изначально настроен на разрешение проблем прежде всего в договорном русле.

При мне, как Уполномоченном [по защите прав предпринимателей] в регионе, создан центр примирительных процедур, возглавляет его Светлана Юрьевна Неплох. И у неё есть предложение как раз в плане работы с федеральным законом о медиации, и то, что должно создать условия для бизнеса по как можно быстрому разрешению споров, в том числе и в такой сфере, как [реализация федерального закона №] 44-ФЗ [о контрактной системе по закупкам для государственных и муниципальных нужд], чтобы не ввязываться в плоскость длительного рассмотрения [споров], а всё-таки достигнуть наиболее оперативно соглашения с заказчиком, а, может быть, даже и с органом государственной власти.

Светлана Неплох, руководитель центра примирительных процедур при Уполномоченном по защите прав предпринимателей во Владимирской области:

- Медиация — это быстрая по сравнению с судебным и третейским разбирательствами неформальная процедура урегулирования спора [между предпринимателями], позволяющая прийти к оптимальному решению интересов всех сторон. Функция же медиатора — помочь сторонам договориться самостоятельно, создать обстановку доверия и безопасности, проверить предлагаемые решения на реальность, включая их соответствие закону. Медиатор отвечает за организацию диалога и не в праве предписывать сторонам решение конфликта. Решение стороны принимают сами, соответственно, сами несут за него ответственность.

Уже давно обсуждается на разных уровнях необходимость интеграции процедуры медиации в налоговую сферу. В первую очередь хочется затронуть эту тематику, так как именно взаимодействие должностных лиц и налогоплательщиков во многом определяет качество функционирования общества и государства. Несмотря на то, что есть уже положительный опыт применения медиации в налоговой сфере, все знают, в Санкт-Петербурге был такой опыт успешный, интеграция происходит крайне медленно по ряду причин, которые возможны только решить централизованным путем.

Позвольте озвучить несколько предложений в этой сфере, внесенных медиаторами нашего центра.

Во-первых, предлагаем закрепить перечень споров, которые, возможно, подлежат урегулированию путем применения процедуры медиации, а также критерии, которым должна отвечать организация, желающая пройти процедуру медиации, поскольку, наверно, не все подпадут под эти категории.

Во-вторых, необходимо сформулировать четкие единые требования к специалисту-медиатору, участвующему в разрешении споров именно в налоговой сфере, а также внести перечень должностных лиц, имеющих право участвовать в процедуре и принимать решения, поскольку должностное лицо обладает не только властью, но и ответственностью. На сегодняшний день это такой достаточно больной вопрос для налоговых органов, которые, с одной стороны, готовы к диалогу, но, поскольку не прописан именно механизм, кто за это будет нести ответственность, кто ставит свою подпись под медиативным соглашением, в общем-то мы пока в топчемся на месте, потому что даже пока непонятно, должен ли присутствовать прокурор при проведении такой медиации.

Также предлагаем закрепить нотариальное удостоверение медиативного соглашения как обязательное в налоговых спорах.

Один из важных вопросов, который обычно умалчивается на сегодняшний день — это оплата проведения самой процедуры. Законодательство закрепило это в [федеральном законе] 193-ФЗ о медиации: стороны несут равные обязанности в оплате, если они не договорились об ином. То есть получается, что у налогового органа должна быть соответствующая законная возможность оплаты труда медиатора, поскольку налогоплательщик не всегда готов брать на себя полностью эти расходы, или должен быть предусмотрен какой-то иной механизм оплаты для споров с государственными органами - это не только налоговой касается. У меня много споров в сфере здравоохранения, когда касается учреждений государственных, тоже всегда встает вопрос перед главными врачами — из чего платить? Вроде бы хочется, но непонятно, [как это сделать].

Второй такой условный блок, который выделили, поскольку сейчас есть возможность нотариально удостоверять медиативное соглашения для придания ему силы исполнительного документа, положение есть, возможность есть, но опять же нет понимания, с чем мы сталкиваемся, когда обращаемся к нотариусу с вопросом «Сколько это будет стоить?», ни один нотариус сказать не может, сколько это будет стоить. Соответственно, предпринимателю, который не понимает, во что ему это обойдется, проще сейчас пойти в суд и утвердить медиативное [соглашение] как мировое. По крайней мере, там понятен этот механизм.

Иногда у нотариуса эти работы технического характера зависят от скромности нотариуса. Знаю, что есть практика в регионах, где хорошо уже развито сотрудничество с нотариусом по каким-то серьезным дорогостоящим спорам, предприниматели предпочитают ехать даже в эти регионы, чтобы удостоверить соглашение. Также считаем, что необходимо утвердить общее правило взаимодействия нотариуса, медиатора и сторон при удостоверении медиативных соглашений в части сроков и объема предоставляемых документов. Опять же, я лично сталкивалась с тем, что у нотариуса нет перечня какого-то определенного документа, который нотариус должен, может запрашивать по какому-то медиативному соглашению. Опять же каждый нотариус просит, что и сколько хочет, соответственно, дальше растет тариф на его услуги. Сегодня обстановка бизнеса, включая трансграничную, очень сложна и меняется ежечасно. Уже об этом тут говорили неоднократно. Заключенные договора не могут исполняться, как прежде, из-за существенного изменения обстоятельств, ограничений на оборот товаров и услуг, нарушения логистических цепочек, задержек в расчетах, такие постоянно ко всем идут жалобы, поэтому возникают многочисленные конфликты, которые должны решаться оперативно и давать возможность бизнесу продолжать в принципе работать в постоянно меняющихся условиях. Времени на суды иногда просто нет, а тревожность и беспокойство создают еще дополнительные эмоциональные сложности для самостоятельного урегулирования таких конфликтов между сторонами, поэтому требуется помощь медиатора.

Коммерческая медиация наиболее сложна и требует особых навыков и квалификации от медиатора, поэтому целесообразно регулировать коммерческую медиацию и международную коммерческую медиацию отдельным законом, тем более, что третейское разбирательство и международный коммерческий арбитраж у нас регулируются отдельными законами. Предлагается принять специальный закон, регулирующий коммерческую и международную коммерческую медиацию. За основу его взять типовой закон, который выработан комиссией ООН. В составе этой комиссии была представлена и наша российская делегация, и, может, уже бы все случилось, но вмешался COVID. Сейчас, может, есть смысл к этому вопросу вернуться, потому что в нем учтена лучшая законодательная мировая коммерческая практика, которая позволяет создать самые благоприятные условия для широкого применения переговоров и медиации. Приняв закон о коммерческой и международной коммерческой медиации, Россия повысит качество ведения бизнеса, даст бизнесменам возможность быстро и экономично предотвращать, регулировать коммерческие споры, и оперативно, самое главное в нынешних условиях, реагировать на изменения условий ведения бизнеса. Кроме того, это станет первым шагом подготовки законодательства страны к присоединению к Сингапурской конвенции о медиации 2019 года, что упростит взаимодействие с торговыми партнерами.

Сейчас система международного права во многом нарушена и не гарантирует исполнение арбитражных решений. Решения эти нужно принимать быстро, и они должны устраивать все стороны. Это возможно только в медиации и переговорах. Если для переговоров международного гарантийного инструмента на сегодняшний день нет, то для медиации есть как раз. Сингапурскую конвенцию уже подписали много стран. Белоруссия, Грузия и другие страны ее уже ратифицировали, то есть она стала для них обязательной. Такой единый подход к применению медиации для урегулирования коммерческих споров к исполнению медиативных соглашений важен для поддержания устойчивых внешних взаимодействий и экономических связей.

Если рассматривать медиацию как эффективный способ решения конфликта, то несомненно знание о существовании вообще такого инструмента необходимо доносить до широких масс. Есть такое предложение: ввести в предмет обществознания в школе, там есть раздел «Гражданское право», хотя бы какие-то минимальные сведения о медиации. У меня, например, каждая вторая медиация закачивается словами сторон: «Где же вы были раньше? Почему вы об этом не рассказывали? Мы два года судились. Время, деньги, нервы, все потрачено, отношения разрушены. Почему вы об этом не рассказываете?» Если это будет в школу внедрено хотя бы в минимальном каком-то объеме, возможно, принесет свои плоды.

Алла Матюшкина:

- Алексей Борисович [Говырин], действительно просьба, наверно, к вашим коллегам рассмотреть внесение изменений в законодательство о медиации, так как тема действительно на сегодняшний день востребована.

Положительный опыт на сегодняшний день имеется в Екатеринбурге, когда уполномоченный с процедурой медиации включён в разрешение конфликтов инвесторов, а по сути это та процедура сопровождения инвесторов, которая востребована, наверно, в любом регионе. Сказать, что движение не идет — скорее на сегодняшний момент нет возможности это сделать.

Заслуживает внимания предложение по изменению законодательства в части рассмотрения принятия федерального закона о коммерческой медиации, так как оно отвечает потребностям в связи с изменившимися условиями на рынке в условиях санкционного воздействия прежде всего.

Лариса Савинская, медиатор ООО «Центр разрешения конфликтов»:

- Я — категорический противник удостоверения медиативного соглашения нотариусами. Объясняю, почему. Первое — это цена вопроса. Если мы говорим о поддержке предпринимателей, то для них это ведет к удорожанию, потому что одно дело - утвержденный тариф, и другое дело — стоимость услуги.

Второе: с точки зрения тех же нотариусов, почему это не особо идет? Нотариус привлекается в суд в качестве третьего лица и несет персональную материальную ответственность, а медиаторы — нет.

Самое главное - принципиальный вопрос: что такое медиативное соглашение? Это соглашение двух сторон. Как они договорились, так и должно быть, а нотариус будет рассуждать со своей колокольни, и поэтому этот вопрос тоже не движется. Они боятся ответственности и совершенно правильно делают, потому что они несут персональную материальную ответственность, поэтому вряд ли это будет успешно. Даже если мы установим государственный тариф, как в Налоговом кодексе, допустим, там будут работы технического характера. Это было всегда. Почему, допустим, раньше нотариусы удостоверяли договоры залога, а потом у них эту функцию отобрали? Потому что это — деньги. Это все ведет к удорожанию, а в нашей ситуации надо как-то решить вопрос иного характера, чтобы облегчить предпринимателям урегулирование спора. Я, например, противник таких вещей.

Что касается налоговых споров, мы сколько раз собирались, в том числе с налоговиками. Они говорят: «Ребята, у вас есть досудебный порядок урегулирования спора. Пока в Налоговом кодексе не будет там чего-то предусмотрено, мы с вами работать не можем, потому что у нас нет другого порядка. Мы — исполнительный орган». Светлана Юрьевна [Неплох] о чем говорит? О том, что, ребята, давайте мы попытаемся именно в налоговых спорах этот вопрос как-то разрешить. Здесь как раз, Алексей Борисович [Говырин], ваша помощь, возможно, скажется. Смотрите, целый пакет законов подписан о внесении изменений в первую часть Налогового кодекса. Возможно, действительно, стоит внести какое-то изменение, связанное с медиативными процедурами. Пусть это не будет называться медиацией. Да, у нас есть закон о медиации, который говорит, что в административных спорах не применяется медиация. Надо вносить изменения комплексно, в том числе в закон о медиации, в том числе в Налоговый кодекс, потому что налоговики как оператор поступлений в бюджет говорят, что у нас вот так, и их тоже можно понять. Ведь это же государственная структура. Поэтому к вам обращение такое как к лицу, которое может выступить с законодательной инициативой о внесении комплексных изменений в определенные законодательные акты и какие конкретно изменения. Тогда в комплексе оно и будет [работать].

Еще одна проблема: что такое медиативное соглашение? Это обычная сделка. Если ей придать статус исполнительного документа… Вы понимаете, как, есть сейчас изменение в закон о том, что по отдельным категориям споров, в случае если есть удостоверение, нотариус удостоверит, то это будет иметь силу исполнительного документа, но кто на это пойдет? Это цена вопроса для предпринимателя, в том числе по госзакупкам, например. Допустим, в строительстве — это же миллионы. Удостоверьте миллионный контракт. Сколько возьмет нотариус? Даже если внесем изменения в Налоговый кодекс в части утверждения тарифа, а всё остальное? Нотариуса тоже понять можно. Она же за это несет персональную материальную ответственность. Поэтому, наверно, необходимо комплексно подходить к этой проблеме.

Конечно, это очень интересно в сфере налоговых правоотношений. Это сейчас, допустим, практически нельзя поводить выездные налоговые проверки, уменьшен период проведения камеральных налоговых проверок. И налоговики на это идут. С точки зрения примирительных процедур, было разъяснение ФНС. Они говорят: «Можно примирительную процедуру применить в налоговом споре, хотя это административный спор». Можно заключить мировое соглашение в суде при условии, что проект мирового соглашения между сторонами будет утвержден вышестоящей налоговой инстанцией». Почему бы это не применить? Пусть утверждают. Кто ж против? Это просто надо продумать и вносить комплексные изменения в ряд законодательных актов.

Алексей Говырин, депутат Государственной Думы (фракция «Единая Россия»), член комитета по малому и среднему предпринимательству:

- Тема, на самом деле, очень глубокая и нужная для дальнейшего совершенствования среды ведения бизнеса в нашей стране. Я готов, безусловно, ей позаниматься, но мненужна ваша помощь в этом практическая. В мой адрес безусловно нужно направить [предложения], но я думаю, что нам нужно будет отдельно с вами поговорить по этой теме. В Думе у нас этим занимается комитет по государственному строительству и законодательству. Я с коллегами на этой неделе поговорю, кто у них конкретно готов этим заниматься из депутатов и в аппарате. Давайте мы, может быть, совещание какое-то проведем совместное, но я думаю, что надо прямо [сейчас] брать, глубоко копать и вносить эти инициативы.
Я думаю, что налоговую можем пригласить на эту встречу, Минюст пригласим на эту встречу. Единственное, что, конечно, вам нужно будет сделать, сформулировать эти конкретные предложения.

Текст и фото - Зебра-ТВ

Дата публикации: 15.07.2022 г.

Свежие новости: